Вячеслав Лихачев. Антисемитизм как PR-технология: “Еврейский вопрос” в ходе кампании по выборам президента Украины-2004
рус   |   eng
Найти
Вход   Регистрация
Помощь |  RSS |  Подписка
Ежегодник
    Календари
      Журнал
        Книги

          Журнал «Евреи Евразии»

          № 1 (8) Январь - Март 2005 Тевет - Адар II 5765
          Вячеслав Лихачев. Антисемитизм как PR-технология: “Еврейский вопрос” в ходе кампании по выборам президента Украины-2004 Скачать

          Гражданский мир и относительная стабильность, по единодушному мнению экспертов, являются главными достижениями независимой Украины. К сожалению, президентская кампания–2004 в Украине прошла под знаком бескомпромиссной борьбы двух основных кандидатов – Виктора Федоровича Януковича (от власти) и Виктора Андреевича Ющенко (от национально-демократической оппозиции). Противоборство проходило с таким напряжением, что могло сложиться впечатление, будто на карту поставлена не только политическая карьера кандидатов и собственность лиц из их ближайшего окружения, но свобода или даже жизнь (впрочем, многие участники политических процессов именно так сами считали и считают). В ходе кампании было наглядно продемонстрировано, что для многих задействованных в этой борьбе игроков цель оправдывала средства. Для достижения результата любой ценой некоторые кандидаты и обслуживающие их специалисты в области пиара и политтехнологий в ходе предвыборной борьбы не удержались от, мягко говоря, крайне некорректной и небезопасной эксплуатации проблем межнациональных отношений в стране. При этом при разработке “схем” аналитики и “режиссеры” избирательных кампаний не только обращали внимание на реальные проблемы, искусственно их заостряя, но и сами с помощью хитрых “многоходовок” стремились с той или иной степенью эффективности создать новый очаг напряженности или расшевелить уже, казалось бы, заживающие болевые точки.

          Данная статья специально посвящена скорее не собственно антисемитизму в ходе кампании, а анализу различных избирательных технологий, так или иначе эксплуатирующих “еврейский вопрос”.

          Несколько упрощая, можно сказать, что в общереспубликанском масштабе национальный вопрос использовался в рамках “черной” пиар-кампании против В.Ющенко. “Режиссеры” избирательной кампании разработали нехитрую концепцию. В западном регионе Украины проживает меньшее количество избирателей, чем в восточном. Запад страны – украиноязычен, восток говорит по-русски. Запад страны не любит коммунистов и Россию, а восток – “бандеровцев” и Америку. Стало быть, претендующий на победу кандидат должен завоевать поддержку востока, а его политтехнологи – убедительно навязать ассоциативную связь его конкурента с западом, и успех обеспечен простым количественным соотношением жителей разных регионов Украины.. Завоевать поддержку востока страны Виктор Янукович, по мнению его политтехнологов, легко мог бы уже в силу биографии и эксплуатации регионального донбасского патриотизма, а также с помощью символических жестов в адрес русского языка, канонической православной церкви и самой России. Оппоненту же необходимо было навязать образ “западенца” (и не беда, что Виктор Ющенко родился ближе к нынешней границе с Россией, чем Виктор Янукович), который может рассчитывать только на поддержку со стороны “бандеровцев”, и то купленных за американские деньги. Если общество через средства массовой информации получилось бы убедить в таком положении вещей, то победа провластного кандидата достигалась бы автоматически.

          В общенациональном масштабе пропрезидентские средства массовой информации в ходе кампании формировали образ сторонников Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко в целом как национал-радикалов. Обществу навязывалась дихотомия: “аграрный отсталый запад – бандеровцы – националисты – США – Ющенко” и “промышленный передовой восток – русскоязычные – победители фашизма – Россия – Янукович”. Безусловно, с точки зрения разработавших эту схему политтехнологов навязываемый Ющенко образ “бандеровца” в обязательном порядке должен был включать в себя ультра-национализм, ксенофобию и антисемитизм. Был даже выдуман созвучный со словом “фашизм” термин “нашизм”, от названия блока Ющенко “Наша Украина”. Надо сказать, что в созданный в спешке перед парламентскими выборами весны 2002 г. блок Ющенко действительно вошли и некоторые маргинальные национал-радикалы. Однако, несмотря на наличие отдельных радикалов и ксенофобов в лагере национал-демократической оппозиции (да и у левой оппозиции, в том числе у социалистов, поддержавших кандидатуру Ющенко между турами, своих антисемитов хватает), совершенно неправомочно считать оппозицию в целом “фашистской”, антисемитской и шовинистической. Наиболее громкие и радикальные заявления в поддержку Ющенко от имени национал-радикалов, выступающих с антисемитских и русофобских позиций, также являлись провокационной частью антиющенковской кампании.

          Образ Ющенко-антисемита (или человека, снисходительно относящегося к антисемитизму своего окружения, или даже просто человека, недостаточно резко осуждающего антисемитизм) хорошо лег в общую канву формировавшегося проправительственными СМИ образа “фашиста”-“бандеровеца”.

          Относительно эксплуатации “еврейского вопроса” в контексте предвыборной борьбы наиболее показательно дело “Сельских вестей”.

          В близкой к Социалистической партии Украины газете “Сельские вести” с разрывом в год осенью 2002 и 2003 гг. были опубликованы (за деньги, но без обязательной в случае рекламы пометки о коммерческом характере материала) две статьи профессора Межрегиональной академии управления персонала (МАУП), директора Института культурологических и этнополитических исследований при МАУП Василия Яременко, представляющие фрагменты его книги “Евреи в Украине сегодня: реальность без мифов”. Материалы беззастенчиво эксплуатировали идею еврейского заговора. Международный антифашистский комитет подал иск на редакцию газеты “Сельские вести” в связи с публикацией статей В.Яременко. 28 января 2004 г. Шевченковский районный суд г. Киева под председательством судьи Ирины Сапрыкиной принял решение о закрытии газеты.

          Редакция подала жалобу в апелляционный суд г. Киева. Первое заседание суда состоялось 25 мая 2004 г. И только 26 ноября 2004 г. апелляционный суд г. Киева вынес свое решение. Апелляционный суд отменил решение райсуда как необоснованное и вернул дело на повторное рассмотрение.

          Некоторые детали кампании против газеты позволяют предположить, что в данном случае можно говорить о политтехнологической схеме, целью которой является дискредитация оппозиционной коалиции.

          Как мы отмечали выше, Василий Яременко является профессором МАУП, Академией были оплачены публикации в газете “Сельские вести”.

          Начиная с весны 2002 г. МАУП и лично ее президент Георгий Щекин разворачивают агрессивную пропаганду против сионизма и государства Израиль, продолжающуюся по настоящее время и превратившуюся в самую громкую антисемитскую кампанию в истории постсоветской Украины. Авторы изданий МАУПа взывают к борьбе против сионизма, который они отождествляют с нацизмом и представляют в виде угрозы всему человечеству. При этом аргументы, “разоблачающие” сионизм, они черпают из арсенала самых оголтелых антисемитов.

          Антисемитская пропаганда МАУПа не ограничивается рамками журнала “Персонал” (с февраля 2002) и газеты “Персонал Плюс” (начала выходить в декабре 2002). Академия налаживает связи с зарубежными антисемитами (и российскими, и ближневосточными, и западными, например, с одним из лидеров американских расистов Дэвидом Дюком), организует мероприятия, издает книги, разоблачающие “мировое зло” сионизма и обвиняющие евреев в Украине и во всем мире в различных преступлениях. В самой Академии и вокруг нее сформировался круг пропагандистов, специализирующихся на антисемитской тематике.

          В итоге истории с публикациями на деньги МАУПа антисемитских статей Яременко никакого наказания не понесли ни МАУП, издавший книгу Яременко, и оплативший публикацию его статей, ни сам автор. Пострадала только газета. Многие политические обозреватели утверждали, что власти воспользовались предоставленным поводом для ликвидации оппозиционного издания (или даже что сам повод был специально создан в результате провокации). В итоге весь блок оппозиционных сил, и в особенности социалисты, оказались дискредитированы – своими протестами против закрытия популярной многотиражной газеты они дали основание для обвинений в антисемитизме со стороны лояльных власти средств массовой информации. Рискнем предположить, что МАУП в истории с “Сельскими вестями” исполнял функцию провокатора.

          “Сельские вести” – неофициальное издание социалистов, газета резко критиковала президента и правительство, а кроме того, предоставляла свои полосы и другим оппозиционным силам. Виктор Ющенко, конечно, сказал, что газете нужно найти в себе силы и извиниться перед теми людьми, чьи национальные чувства были задеты публикациями, хотя ее закрытие – явно неадекватная мера. Однако в итоге грязные публикации бросили тень на всю оппозицию, олицетворением которой был Ющенко. Ситуация с газетой была использована властями для дискредитации оппозиции в целом. Очевидно, что в данном случае речь шла не столько о стремлении покарать антисемитскую пропаганду (напомним, что издания МАУП, являющие первоисточником материалов, давших повод закрыть газету, выходят и распространяются беспрепятственно), сколько об использовании национальных проблем в избирательных целях. С учетом всего сказанного нельзя исключить, что статьи Яременко изначально были подсунуты в “Сельские вести” с провокационной целью. Редакция на провокацию поддалась – что, конечно, отнюдь не говорит в ее пользу, – и за это поплатились.

          То, что в случае с “Сельскими вестями” имела место провокация со стороны МАУП, косвенно доказывается судом по делу “МАУП против Иосифа Зисельса”. Председатель Ваада Украины, председатель Генерального совета Евроазиатского еврейского конгресса Иосиф Зисельс в эфире телеканала “Интер” высказал мнение, что деятельность Академии носит провокационный характер и ставит перед собой задачу обвинения в антисемитизме определенных политических сил. МАУП подал иск о защите деловой репутации в Печерский районный суд г. Киева. 22 июня 2004 г. суд отказал Академии в удовлетворении иска.

          Ситуация с газетой “Сельские вести” была интенсивно раскручена пропрезидентскими СМИ в качестве необходимого дополнения к формирующемуся образу Ющенко-“бандеровца”. В рамках этой же схемы лояльные прежней власти телеканалы в ходе кампании активно цитировали антисемитские высказывания депутата Верховной рады Олега Тягныбока, входившего во фракцию “Нашей Украины”. Надо отметить, что Тягныбок за свои высказывания был немедленно исключен из фракции, а сам он никогда не входил в ближайшее окружение Ющенко (в отличие от многих активных деятелей еврейской общины – например, вице-президента Евроазиатского еврейского конгресса Евгения Червоненко, ставшего министром транспорта в новом украинском правительстве), и его позиция никак не согласуется с позицией подавляющего большинства сторонников Ющенко. Виктор Ющенко и в то время, когда был лидером оппозиции, активно взаимодействовал с еврейскими организациями и другими общинами национальных меньшинств. Существовал договор о сотрудничестве между “Нашей Украиной” и Конгрессом национальных общин Украины. Можно привести и массу других примеров последовательно толерантного отношения Виктора Ющенко к национальным меньшинствам – однако логика антиющенковской информационной кампании, сопровождавшей выборы, зависела не от реального положения вещей, а от соображений циничной “политической целесообразности”. Контроль сторонников бывшего президента и премьер-министра над основными СМИ позволял формировать “картинку”, не имеющую ничего общего с реальностью.

          В этой ситуации одного Тягныбока для формирования информационного поля явно не хватало, и в ход, как и в случае “Сельских вестей”, пошли специально для этой цели выпущенные политические силы. Под антисемитскими и антирусскими лозунгами (“Вон евреев из власти!”, “Жиды и москали – враги Украины” и т.п.) ряд мероприятий якобы в поддержку Ющенко провела одна из организаций, претендующих на бренд Украинской национальной ассамблеи – Украинской национальной самообороны (лидер – Эдуард Коваленко). Ситуацию осложняло то, что лидер другого осколка УНА – УНСО Андрей Шкиль, склоняющийся к умеренной национально-демократической позиции, действительно активно участвовал в избирательной кампании Ющенко.

          26 июня 2004 г. УНА–УНСО (Коваленко) провела шествие по Крещатику в поддержку Ющенко. В ходе шествия молодые люди в черной форме, с символикой, напоминающей фашистскую (SSS, УНСОвский крест и скругленная в свастической форме трехлучевая звезда) и с соответствующим жестом правой рукой активно выражали свою любовь к оппозиционному кандидату. Все это сопровождалась национал-радикальными, антисемитскими и антирусскими выступлениями. Впоследствии подобные акции были проведены в регионах. Акции сторонников Коваленко широко освещались в СМИ. По мнению политических обозревателей, за акциями УНА–УНСО (Коваленко) стояли поддерживавшие Виктора Януковича объединенные социал-демократы и тогдашний руководитель администрации президента Виктор Медведчук.

          Штаб В.Ющенко сразу же заявил о провокации. По словам самого кандидата, за участие в акции молодым людям платили по сорок гривен. “Несколько дней назад я обратился в руководство Коваленко, чтобы они оказывали такую поддержку не мне, а кандидату от власти или Медведчуку”, заявил Ющенко и добавил: “Я три года не могу получить разрешение на митинг на Крещатике, а молодчикам с фашистской символикой очень легко это удается”. Штабу Ющенко стоило больших усилий разъяснить, что это “не та” УНА–УНСО.

          В этом случае схема “фашисты за Ющенко” ясна и ложится в разработанную колею черного пиара, классическим примером которого является российская кампания “гомосексуалисты за Явлинского”. Несколько сложнее – и, на наш взгляд, опаснее – дело обстоит с ролю на выборах “технических кандидатов”, эксплуатировавших националистическую риторику.

          Хотя в схватке за президентскую булаву принимали участие двадцать три кандидата, реально претендовать на пост главы государства могли только два кандидата. Это прекрасно понимали все участники избирательного процесса, поэтому действия многих политических лидеров, в том числе непосредственно принимавших участие в предвыборной гонке, в значительной степени был продиктованы не пропагандой собственной кандидатуры или программы, а направлены на поддержку одного из фаворитов кампании, и не могут быть поняты без учета этого фактора. Более того, само выдвижение и самостоятельное участие в президентских выборах для некоторых кандидатов было только способом “поработать” на избирательную кампанию одного из лидеров гонки. Таких кандидатов политические комментаторы определили как “технических”, далее этим термином будем оперировать и мы.

          Участие в выборах “технических кандидатов” было продиктовано двумя факторами. Во-первых, окружные и территориальные избирательные комиссии формировались из представителей всех кандидатов, поэтому в том случае, если одна из сторон хотела бы иметь контроль над действиями всей комиссии (для того, например, чтобы сорвать подписание итогового протокола в том случае, если результат выборов по данному участку ее не устраивает), ей необходимо “всего лишь” инициировать выдвижение и регистрацию достаточного количества подконтрольных, “карманных” “технических” кандидатов. Поскольку эта сторона вопроса – чисто технологическая, на ней мы не будем останавливать наше внимание. Однако, помимо представителей в избирательных комиссиях, кандидатам, среди прочего, положено время для бесплатной теле- и радиорекламы, а также иные возможности для ведения агитационной кампании. Технические кандидаты не только делали возможными махинации с подсчетом голосов но и позволяли провластному кандидату озвучивать некоторые пропагандистские штампы не от своего имени. Хотя не все формальные участники предвыборной борьбы вели сколько-нибудь заметную агитацию, некоторые выполняли важную роль в рамках общей антиющенковской кампании на своем участке фронта. “Технические” кандидаты использовались как для прямой агитации против одного из фаворитов, так и в рамках более тонких “схем”.

          Как мы видели выше, одна из наиболее агрессивно эксплуатировавшихся схем предполагала построение жесткой ассоциативной сетки примерно из следующих разнородных элементов: Виктор Ющенко – “западенцы” – фашисты – бандеровцы – антисемиты – русофобы и т.п. Часть из “технических” кандидатов занимались увязыванием воедино отдельных узлов этой “сетки” с тем, чтобы у постороннего наблюдателя в целом сложилась общая картина нужного характера. Отметим сразу: все антисемитские заявления от имени националистических политиков, принимавших участие в выборах, исходили именно от “технических” кандидатов, подконтрольных политтехнологам, работавшим на Януковича (Роман Козак, Владимир Ничепорук).

          Роль технических кандидатов с точки зрения социально-событийной режиссуры в рамках интересующий нас темы эксплуатации “еврейского вопроса” сводилась примерно к следующему. Они дискредитировали Ющенко либо прямо – одиозной формой своей поддержки, либо же косвенно – просто фактом присутствия на политической арене. Они запускали в информационное пространство националистические, антисемитские и русофобские лозунги, а уже в общем контексте черного пиара их отзвуки сопровождали Ющенко, поскольку политтехнологи ставили перед собой задачу создания в сознании обывателя однозначной ассоциативной связи “бандеровец Ющенко и эти его фашисты”. Другая группа технических кандидатов (например, Александр Базилюк и Наталья Витренко) прямо озвучивали тезис о том, что Ющенко=фашизм, а фашизм=Ющенко, и тем самым создавали информационный контекст, в котором любое шовинистическое высказывание, допущено ли оно человеком, реально поддерживающим Ющенко (например, Тягныбоком), или же провокатором, все равно будет ассоциироваться с Ющенко.

          Конечно, сам по себе антисемитизм занимал незначительную часть общего информационного макротекста, направленного на нагнетание истерии по поводу “фашистской угрозы”, якобы исходящей от Виктора Ющенко и его сторонников. Но при небольшом – по сравнению, к примеру, с эксплуатацией “русского” или “крымскотатарского” вопросов – объеме усилий, направленным на актуализацию “еврейского вопроса”, эта политтехнологическая схема в рамках всей кампании тоже сыграла свою негативную роль.

          К сожалению, в рамках политтехнологий, использовавихся против Ющенко в ходе избирательной кампании, в информационный простор для формирования негативных ассоциаций с кандидатом от оппозиции были запущены небезопасные фантомы, среди которых, безусловно, и антисемитизм. Разгребать последствия этих безответственных действий политтехнологов, вызывающие законное опасение у еврейской общины Украины, приходится сегодня уже новой власти страны.

           
          Памятник жертвам Холокоста открыли в Руденске
          25.07.2017, Холокост
          Нетаньяху и Абдалла II договорились
          25.07.2017, Мир и Израиль
          Теракт в Петах-Тикве: палестинец ранил израильтянина ножом «из-за мечети Аль-Акса»
          25.07.2017, Израиль
          Состоялась встреча Биньямина Нетаниягу и Георгия Квирикашвили
          25.07.2017, Мир и Израиль
          Суд Монреаля выдал ордер на арест имама, призывавшего убивать евреев
          25.07.2017
          В Израиле будет высажена роща в честь французских евреев
          25.07.2017, Израиль
          В Швеции началась организация новой «флотилии свободы»
          25.07.2017, Мир и Израиль
          В сети появился первый трейлер фильма о Сэлинджере
          25.07.2017, Культура
          Посол Израиля в ООН обвинил палестинские власти в подстрекательстве к террору
          25.07.2017
          Закрыты израильские дипмиссии в Турции
          24.07.2017, Мир и Израиль
          Все новости rss